Мы в социальных сетях
Официальный интернет-портал правовой информации

postheadericon Десять дней, который потрясли мир: Революция в книгах зарубежных авторов

Выступая в июле 1918 г. на V Всероссийском съезде Советов, В. И. Ленин с сожалением заметил: "Знают за границей про нашу революцию до смешного, до ужаса мало."
Однако, скорее всего, вождь мирового пролетариата кокетничал.
О событиях в России зарубежные газеты (основной источник информации тех лет) писали предостаточно. Масса людей сочувствовали идеям русской революции, разделяли левые взгляды и выражали поддержку восставшему народу. Самое теплое отношение к большевикам проявлялось в Америке со стороны интеллигенции, как либеральной, так и леворадикальной. Джон Рид, Джон Дос Пассос, Теодор Драйзер, Линкольн Стеффенс, в числе других, были влиятельными адвокатами и пропагандистами советского опыта. В Англии большинство лейбористов, во главе с их лидером Рамсеем Макдональдом, а также стоявшие за ними рабочие, смотрели на Советскую Россию с симпатией и надеждой, настаивая на немедленном прекращении интервенции и дипломатическом признании советского правительства. Одним из наиболее известных журналистов, выражавших эту точку зрения, был корреспондент газеты "Дейли Ньюс" Артур Рэнсом. Рэнсом - "британский Джон Рид" - был восторженным поклонником Ленина, с которым неоднократно встречался. Можно легко догадаться, что больше всего пленяло Рэнсома в личности Ленина - простота и доступность, полное отсутствие честолюбия, казалось бы, естественного у человека его "калибра". Это особенно поражало англичан, привыкших к политикам другого, аристократического склада, таким, как Уинстон Черчилль, например. Так же, как и в США, в хоре британцев, ратовавших за нормализацию отношений с Советской Россией, явственно выделялись голоса представителей левой и либеральной интеллигенции: Бернарда Шоу, Герберта Уэллса, Бертрана Рассела и других. Такое отношение было вполне естественным, ведь либеральные убеждения сами по себе, независимо от отношения британских интеллектуалов к тем или иным аспектам политики большевиков, диктовали приверженность принципу невмешательства в дела другого государства.
Советское руководство прилагало немалые усилия для популяризации коммунистической доктрины за рубежом, пиара достижений молодой Страны Советов.
В нынешнем году в России отмечается 100-летие революции 1917 года. Russia Today рассказывает мировой аудитории об этом значительном эпизоде русской истории, который повлиял на дальнейшее развитие страны. В Twitter был запущен масштабный проект на английском языке - #1917LIVE. Что если бы популярная социальная сеть существовала 100 лет назад? Если бы Николай II и Владимир Ленин вели собственные аккаунты? История разворачивается в твитах государственных, политических и военных деятелей не только России, но также Германии и Франции. Как развивались события 1917 года, можно узнать, подписавшись на микроблог Николая II или Владимира Ленина. В режиме реального времени RT публикует сообщения, фотографии и видеозаписи тех лет, оживляя историю в социальной сети.
В мае 2017 года в Великобритании вышла книга "Октябрь", посвященная истории Великой Октябрьской социалистической революции. Ее автор - английский писатель Чайна Мьевиль, известный широкой читающей публике прежде всего как фантаст в стиле стимпанк. Мьевиль не историк, но он неплохо подготовился, и его "Октябрь" вовсе не странен, а элегантно сконструирован и неожиданно трогателен. Он поставил цель написать увлекательную историю 1917 года для тех, кто симпатизирует революции вообще и большевистской революции в частности, и ему это удалось. Если быть точным, Мьевиль, как и все остальные, согласен с тем, что все кончилось плохо, поскольку, учитывая провал революции в большинстве стран и преждевременность революции в России, историческим результатом революции был "cталинизм: полицейское государство, основанное на паранойе, жестокости, убийствах и китче". Но он не отвернулся от революций, хотя его надежды выражаются в крайне ограниченной форме. "Нужно отмечать первую в мире социалистическую революцию, - пишет он, поскольку - раз вещи изменились однажды, значит, могут измениться вновь" (скромное утверждение, не так ли?). "Тусклый свет свободы" светил недолго, "и то, что могло стать рассветом, [оказалось] закатом". Но могло выйти и по-другому, и "если фразы остались неоконченными, то закончить их - наша задача".
"Повествование об Октябрьской революции столь же динамично и столь же полно неожиданностей, как и любой роман, – отметил он, поясняя, в чем отличие его работы от других. – Октябрь – это ключевое политическое событие ХХ века. Нам необходимо сохранять об этом память в нынешние бледные, жестокие времена. Эта книга – попытка рассказать поразительную, вдохновляющую историю".
 
 

Рекомендуемые книги (отношение авторов к революции обозначено цветом букв названия):

 
 
Гибель гигантов [печатное издание] : [роман] ; [16+] / К. Фоллетт, Автор; Е. Сайма, Переводчик . - М. : АСТ, 2014 . - 926, [1] с ; В пер.
"Гибель гигантов" - первая часть задуманной Фоллеттом трилогии "Век гигантов" ("Century of Giants"), в которой он через историю нескольких семей, живущих в разных частях мира (американской, немецкой, русской, английской и валлийской), рассказвает историю всего ХХ века.
Действие романа относится к началу XX века и охватывает события, происходящие в канун Первой мировой войны, а также военное и послевоенное время.
Главные его герои - заводские рабочие и интеллектуалы, шахтеры, политики и аристократы России, Германии, Англии и США, чьи судьбы переплелись в затейливый и непредсказуемый узор. На их глазах рушится старый мир и гибнут империи, а их жизни вмещают в себя и эпохальные события, и неисчислимые беды, и тихие радости.
На краю площади их остановил старик. Лицо было в морщинах глаза слезились. На нем была синяя заводская роба.
- Ты молодой, - сказал он Григорию. Его голос звучал отчаянно и яростно. - Запомни навсегда этот день. Запомни навсегда, как царь расстрелял свой народ.
Григорий молча кивнул.
- Живи долго, - сказал старик,  - и непременно отомсти.
10 дней, которые потрясли мир [печатное издание] : / Джон Рид, Автор. - М. : Государственное издательство политической литературы, 1959. - 352 с.
Джон Сайлас Рид - американский журналист, свидетель революции.
В.И Ленин так высказался о его знаменитой книге: "Эту книгу я желал бы видеть распространённой в миллионах экземпляров и переведённой на все языки, так как она даёт правдивое и необыкновенно живо написанное изложение событий, столь важных для понимания того, что такое пролетарская революция, что такое диктатура пролетариата".
В отношениях между слабым правительством и восставшим народом рано или поздно наступает момент, когда каждый шаг власти приводит массы в ярость, а каждый ее отказ от действий возбуждает в них презрение...
Подземный огонь восстания прорывал кору, которая медленно затвердевала на поверхности революционной лавы, бездействовавшей в течение всех этих месяцев.
 
Записки о большевистской революции. 1917 - 1919 [печатное издание] / Ж. Садуль, Автор . - Книга, 1990 . - 400 с. - (Историко - литературный архив. Дневники, воспоминания, письма).
В записках члена Французской военной миссии повествуется о событиях революции и гражданской войны, очевидцем и участником которых был автор. Описаны встречи и даны меткие характеристики видных деятелей партии (в том числе и Льва Троцкого, с которым Жак Садуль был близко знаком) и Советского государства того периода.
Российский народ, самодержец своих судеб, верит в себя.
Итальянские писатели о стране Советов [печатное издание] / В. А. Скороденко, сост. . - Л. : Лениздат, 1984 . - 318 с. : ил. ; В пер. - (ХХ век : два лика планеты).
В тематический сборник вошли очерки и публицистические статьи известных итальянских писателей К.Леви, С.Алерамо, Э.ДеФилиппо, Дж.Родари, Джузеппе Д'Агата и других публицистов, критиков, деятелей искусств.
Когда мы были детьми, то взрослые, чтобы угомонить нас, говорили: "Не устраивайте Россию!" Это означало: "Не шумите, не устраивайте беспорядка!" Таким образом ребенок узнавал слово "Россия", но не догадывался, что за этим словом скрывается название страны...
Я никогда не забуду услышанного несколько лет назад разговора в поезде. Говорили о Советском Союзе. Один путешественник спросил другого: "Как вы можете согласиться с тем, что происходит?" - "Видите ли, - ответил другой, - Французская революция тоже не была зрелищем для барышень. Однако, если бы я жил тогда, я был бы за революцию. С тех пор прошло много времени. Свершилась Октябрьская революция, и я приветствую ее.
Мемуары дипломата [печатное издание] / Дж. Бьюкенен, Автор . - Международные отношения, 1991 . - 342 с ; В пер. - (Россия в мемуарах).
В книге британского дипломата, посла Великобритании в России, воссоздается картина предвоенной и военной царской России, Февральской и Октябрьской революций.
Если бы я должен был написать эпитафии царизму и Временному Правительству, я написал бы два слова: потерянные возможности...
Большевики составляли компактное меньшинство решительных людей, которые знали, чего они хотели и как этого достигнуть. Кроме того, на их стороне было превосходство ума, а с помощью своих германских покровителей они проявили организационный талант, которого у них сначала не предполагали. Как ни велико мое отвращение к их террористическим методам, и как ни оплакиваю я разрушение и нищету, в которую они ввергли свою страну, однако я охотно соглашаюсь с тем, что и Ленин и Троцкий необыкновенные люди.
Николай и Александра [печатное издание] : роман-биография : пер. с англ. / Р. Мэсси, Автор . - М. : Интерпракс, 1990 . - 480 с. : ил ; В пер.
Книга представляет собой перевод вышедшего в шестидесятых годах в США исторического исследования о жизни высшего общества России и царской семьи в начале ХХ-века. Ее автору, Лауреату премии Пулицера за 1981 год американскому писателю и историку Роберту Мэсси, удалось создать блестящее произведение дающее многоплановую и яркую картину жизни Российской империи этого переломного периода. Книга основана на большом количестве мемуарного материала и читается с большим интересом.
В Англии, где от монарха требуется одно – быть добрым, Николай II стал бы идеальным королем.
Но судьбе не было угодно даровать последнему царю из династии Романовых столь безоблачное существование или столь завидную роль. Он родился русским, а не англичанином и стал не конституционным монархом, а царем-самодержцем, который правил многомиллионным народом, населяющим обширную территорию. Оказавшись на троне, он столкнулся с двумя несчастьями: неизлечимой болезнью сына и неминуемым распадом великой державы. С рождением наследника оба эти несчастья тесно переплелись. Хотя система, в которой император занимал самое высокое положение, явно отжила свой век, это отнюдь не означало, что конец царской России был предопределен. Возможности приспособить самодержавие к современным условиям, несомненно, были.
Путешествие в революцию [печатное издание] : / Альберт Рис Вильямс, Автор; С. Литвинова, Переводчик - М. : Молодая гвардия, 1977. - 320 [1] с.
Альберт Рис Вильямс - американский публицист и журналист, интернационалист. Очевидец и участник Октябрьской революции 1917 г. Со всем энтузиазмом принял идеи и сам дух русской революции.
Революция – это не театральный спектакль с ежедневно чередующимися репетициями, с генеральной репетицией и с датой, назначенной на премьеру.
Россия во мгле [печатное издание] / Собрание сочинений в 15 - ти т. Т. 15  : [пер. с англ.] / Г. Дж. Уэллс, Автор; П. Пинкисевич, ил. - М. : Правда, 1964 . - 463 с. : ил ; В пер. - (Библиотека "Огонек").
В1920 году английский писатель Герберт Уэллс приехал в СССР. Он был в числе первых западных писателей, осмелившихся посетить страну Советов. Путевые очерки автору заказала газета "The Sunday Express". Писатель уже был однажды в России, в 1914 году, поэтому с радостью согласился на предложение. Ему было интересно увидеть то, как изменилась страна за эти годы.
Россия попала в теперешнюю беду вследствие мировой войны и моральной и умственной неполноценности своей правящей и имущей верхушки (как может попасть в беду и наше британское государство, а со временем даже и американское государство). У правителей России не хватило ни ума, ни совести прекратить войну, перестать разорять страну и захватывать самые лакомые куски, вызывая у всех остальных опасное недовольство, пока не пробил, их час. Они правили, и расточали, и грызлись между собой, и были так слепы, что до самой последней минуты не видели надвигающейся катастрофы.
Царская Россия накануне революции [печатное издание] : пер. с фр. / М. Палеолог, Автор. - Репринтное воспроизведение издания 1923 г. - М. : Политиздат, 1991. - 494 с ; В пер.
В книге мемуаров французский посол при царском правительстве рассказывает о своем пребывании в России с января 1916 г. до мая 1917 г.
В революции русский народ интересуется не политическими или социальными идеями; они для него непонятны; его привлекают зрелища, красные знамена, иконы, церковные песнопения, расстрелы, убийства, торжественные похороны, разрушение, разгул и насилия, пожары, особенно пожары, зарево которых так эффектно светится по ночам.
 
Конкурс Книжный шкаф поколения Next
НЭБ