Мы в социальных сетях
Официальный интернет-портал правовой информации
 

postheadericon Экотриллер: Будущее светло и прекрасно?..

Экологическая тема стала в последние годы любима и культурологами, и людьми творческими. Если раньше антиутопии в первую очередь связывались c идеологией, то сегодня любимый сюжет писателей, кинематографистов и создателей компьютерных игр - это постъядерное пространство, эпоха после экологической катастрофы. Возникают два направления развития творческой мысли: ученые работают над тем, как не допустить коллапса, а драматурги думают о том, как жить после его возможного наступления.

Как говорил один из героев в отличном фильме "Через тернии к звездам":
Наша Планета – наш дом, и мы не можем из него уйти. Мы утешали себя тем, что природа мудрая, что она сама найдёт пути к спасению. Сегодня ещё шумят наши леса и смеются наши дети. Сегодня ещё богаты наши недра и поют птицы. "На наш век хватит," – говорили мы. А вот не хватило!
В западной фантастике экологическая тема зазвучала в конце шестидесятых годов ХХ века, когда отсутствие фантазии с лихвой искупала простая наблюдательность. И хотя сюжеты обычно отсылались в будущее, ошеломить читателя новизною было нелегко.
В романе Гарри Гаррисона "Подвиньтесь! Подвиньтесь!"(1966) описывается Нью-Йорк 1999 года - не город, а смердящий, разлагающийся труп. Не осталось ни листика, ни капли неучтенной воды, и случайно пойманная крыса - редкий деликатес к праздничному столу. В повести "Клон" Т. Томаса и К. Вильхельм (1965) скопившиеся в недрах городской канализационной системы огромные запасы самых различных минеральных веществ - смесь мыльной пены, лекарств, красителей, чернил, косметических средств, отбеливающих веществ, резины и прочего "винегрета" - привели к зарождению враждебной биомассы жизни, несущей смерть всему живому на Земле. Повесть получилась настолько впечатляющей, что ее напечатали и в СССР, правда, в сокращенном варианте.
Сейчас слова "экологическая фантастика" вызывают, как правило, одну реакцию: "А, опять.. всякие там ужасы загрязнения, лозунги в защиту животных". Описание экологических кошмаров в наши дни несколько приелось, и на смену экологическим кошмарам все чаще приходит экологическая утопия: веками укоренявшийся в человеческом сознании миф о неизбежности тотального наступления на природу уже "гладко" трансформировался в другой: миф о тотальном же невмешательстве в дела природы.
"Экологизация" быта подразумевает отказ от многих ставших уже привычными благ цивилизации. Конечно, можно вообразить себе чистенькие домики в тени деревьев, поля, на которых что-то зелёное пытается произрасти без помощи минеральных удобрений, ленивые крылья ветряков… Но идее не хватает законченности. Человек может пойти на некоторые сознательные самоограничения, но научить его ставить интересы природы выше собственных практически невозможно.
Наступая на природу, человек играет по её же жестоким правилам. Каждый вид стремится к захвату ресурсов и жизненного пространства, и только объективные трудности - непреодолимые естественные преграды, хищники, конкуренты, эволюционирующие жертвы - "уравновешивают" его экспансию. А вот человеческий разум уравновесить нечем, на человека не действуют экологические сдерживающие механизмы. Поэтому он - сильнее. Но, с другой стороны, человек становится естественным врагом сам себе.
Даже если человечество решит отступиться от идеи подчинения планеты путём её изменения, то вопросов меньше не станет. Полумеры дадут лишь временный и зачастую противоположный ожидаемому результат. Переход на биотопливо, например, приведёт к новому наступлению пашен на леса, поскольку потребуется площадь под "топливные" культуры. А полноценное и добросовестное возвращение к природе может привести к впадению в дикость, и на такой шаг человек тоже не решится.
Братья Стругацкие в нескольких своих произведениях описывают "экологическую" цивилизацию. Например, в "Улитке на склоне". Хотя в этом случае цивилизация достаточно своеобразная…
Противоречия не возникнет только в том случае, когда наша раса будет видеть в сохранении и умножении природных богатств не цель, а средство достижения безопасности, благосостояния и уверенности в завтрашнем дне. То есть изберёт (по каким причинам, вопрос отдельный) не "инструментальный", а экологический путь развития. Но именно развития, а не отступления к истокам.
Уникальная разновидность экологической цивилизации описывается в романе братьев Стругацких "Полдень, XXII век". Жители планеты Леонида вступили в симбиотические отношения со всеми прочими формами местной жизни, сделав среду максимально благожелательной к человеку (включая и залетевших с Земли коммунаров). На Леониде нет хищников и докучливых насекомых, огромные птицы, игнорируя физику, носят на себе всадников, а по зелёным лужайкам величественно проползают "бегемоты", перерабатывающие густую траву в липовый мёд и мясо. Причём последнее ломтями снимается с их боков без вреда для животных.
Правда, по сути, представленный на планете вариант цивилизации следует назвать антиэкологическим. На Леониде нет естественных экосистем. "Вторая природа" полностью вытеснила и заместила первую. Сама мысль о тотальном истреблении комаров приведёт правоверного эколога в священную ярость, - ведь тогда погибнут и питающиеся ими птицы. Впрочем, у Стругацких и не говорится, что на Леониде много птиц; космопроходцы не наблюдают изобилия жизненных форм. Как кажется, аборигены планеты вступили в симбиоз не со всеми видами, а лишь с несколькими, показавшимися им полезными. Бесполезные - исчезли.
С тем, что технологии повышают качество жизни, многие горазды не соглашаться (особенно фанатичные борцы за экологию). Но лишь единицы на деле решаются вернуться к природе. Ибо, отказываясь от благ машинной цивилизации, человек многое теряет. А что получает взамен? Ощущение гармонии? Гм… Вполне вероятно, представители диких племён испытывают это чувство, но едва ли они способны ценить и даже осознать его, так как никогда не вели иного образа жизни и лишены, таким образом, материала для сравнения. Красотами же первозданного леса зачастую мешают насладиться голод, комары и медведи.
Для обретения устойчивости идеология "экологической цивилизации" должна содержать позитивные элементы. Анархо-примитивизм (или "зелёный анархизм") подводит такую базу, усматривая причинно-следственную связь между цивилизацией и ограничивающим свободу человека государством. Зелёных анархисты утверждают, что полностью удовлетворить материальные потребности человека можно, только ограничив их разумным минимумом. Вопрос, что входит в минимальный набор.
Иногда в качестве альтернативы цивилизации машинной рассматривается биоцивилизация, создающая живые лодки, живые ружья, танки и даже космические корабли. Достоинство подхода очевидно: если загнать в гараж два живых автомобиля, там скоро появится и третий. Правда, совсем маленький.
Но сомнительно, например, что удастся вывести живую доменную печь, и ещё сомнительнее, что она с точки зрения экологии окажется предпочтительнее искусственной.
Слабость концепции "биоцивилизации" заключается в её вторичности. Мы сконструировали машины для наших нужд, а теперь пытаемся для тех же нужд "подогнать" животных. Но существа из плоти и крови не могут решать те же задачи с тем же успехом, что и механизмы. Это не значит, что идея вовсе лишена рационального зерна. Требуется лишь здравый подход.
Истина парадоксальна и состоит в том, что защита и восстановление окружающей среды требуют больших средств - технических и финансовых. И только цивилизация, разрушающая природу и рассматривающая её как ресурс, способна эти средства предоставить. Если, конечно, нам не помогут, добрые и могущественные инопланетяне - совсем как в "Конце детства" А. Кларка...
В первой половине 1990-х отечественные писатели-турбореалисты, Андрей Лазарчук, Андрей Столяров и Владимир Покровский, ввели в оборот термин "эпикатастрофизм": согласно этой концепции, человечество живёт на фоне перманентной многоуровневой катастрофы, не прерывающейся ни на секунду.
Хотите почитать страшилку о злопакостных корпорациях, загрязняющих сейчас Матушку-Природу и самоотверженной борьбе эко-самураев? "Зодиак" Нила Стивенсона - лучший выбор! Или пример недавний - удостоенный многочисленных престижных премий роман Паоло Бачигалупи "Водяной нож", крепкий триллер на фоне глобальной засухи. Если же Вы оптимист и верите в человеческие возможности и светлое будущее - Вам также полезно будет познакомиться с книгами, представленными ниже.

При составлении материала использована статья "Экологическая проблема и альтернативные пути цивилизации"

 
Беззумный Аддам [печатное издание] : роман ; [18+] / М. Этвуд, Автор; Т. Боровикова, Переводчик. - Издательство Э, 2016. - 507 с ; В пер. - (Интеллектуальный бестселлер).
Маргарет Элианор Этвуд - канадская писательница и поэтесса, одна из главных фигур на мировой литературной арене, современный классик, переведённый на десятки языков.
"Беззумный Аддам" (2013) - третий роман условного экологического цикла "Орикс и Коростель". Это постапокалиптическая фантастика с сильным привкусом социальной сатиры, в которую вплетены библейские мотивы, вопросы этики и ответственности человека за свои поступки.
Перед нами мир постапокалипсиса - людей почти не осталось, лишь горсточка выживших да небольшое племя Детей Коростеля - не собственно людей, а уже нового вида, выведенного на основе человеческой генетики. Дети Коростеля живут в мире с природой и не знают ни пагубных страстей, таких, как стяжательство и ревность, ни того, что традиционно связано с "духовностью", - религии, мифологии, искусства. Дети Коростеля - идеальные гуингмы, выведенные отчаявшимися йеху перед своим добровольным уходом.
Но прежде постапокалипсиса приходит собственно апокалипсис, которому посвящены два первых романа и не меньше, чем половина третьего. Разумеется, связан он с кризисом перепроизводства и потребления, с разрушением естественной среды обитания. Это мир безумный и очень узнаваемый. Собственно, это мир сегодняшний, только в своем абсурдном максимальном проявлении со всех сторон.
Водяной нож [печатное издание] : [роман] ; [16+] / П. Бачигалупи, Автор; М. Головкин, Переводчик. - АСТ, 2016. - 445, [2] с ; В пер. - (NEO).
Паоло Бачигалупи - довольно известный современный американский писатель-фантаст. Деньги, депрессия и дефицит ресурсов, три ключевых "Д", краеугольные камни, на которых Бачигалупи строит свои истории.
"Водяной нож" - это жесткая смесь апокалипсиса, экшена и детектива. Роман посвящен теме глобальной засухи, которая в недалеком будущем может обрушиться на планету Земля. Автор предостерегает все человечество об опасности, связанной с неэффективным использованием природных ресурсов. Живописуя хроники апокалипсиса, Бачигалупи рассматривает мотивации и стратегии поведения людей, когда побеждает тот, кто верно предугадывает будущие правила игры.
Гея [печатное издание] : Альманах научной фантастики / Н. М. Беркова, сост. - Мысль, 1990. - 419 с. : ил ; В пер. - (Библейская серия).
Сборник "Гея" включает в себя произведения писателей-фантастов А. и Б. Стругацких, В. Бабенко, А. Шалимова, а также зарубежных фантастов - А. Бестера, Р. Шекли и др.
Стремительное развитие научно-технического прогресса в XX веке поставило человечество перед рядом новых проблем, среди которых не последнее место занимает экологическая безопасность. Кризис перенаселения, исчерпание природных ресурсов, уничтожение уникальной флоры и фауны, загрязнение окружающей среды, опасность "ядерной зимы", парниковый эффект - всё это, конечно, не могло остаться без внимания писателей-фантастов, которых волнует будущее человечества.
Город. Выбор богов [печатное издание] : [фантастические романы ; пер. с англ.] : [16+] / К. Саймак, Автор. - Эксмо : СПб. : Валери СПД, 2002. - 461, [2] с ; В пер. - (Мастера фантастики).
Куда приведет человека развитие цивилизации и безумная жажда власти над природой и себе подобными? Какими будут последствия применения новейших технологий и создания все более разрушительных видов оружия? Великий классик Клиффорд Саймак предъявляет “обвинительный акт” всему человечеству и в качестве альтернативы миру реальному создает мир фантастический, в котором исчезли практически все земляне, за исключением нескольких человек. А с ними исчезло и все плохое: варварское отношение к природе и ресурсам, безудержаная погоня за богатствами в ущерб духовному развитию, равнодушие к чужой боли и страданиям, войны, болезни, голод.
Сборник научной фантастики. Выпуск 21 [печатное издание] : рассказы и повести / Вл. Гаков, сост. - М. : Знание, 1979. - 256 с. : ил.
Включенная в сборник повесть "Закон для дракона" известнейшего представителя советской НФ Кира Булычева наглядно и доходчиво объясняет такие понятия, как экология, экологическая система, экологическое равновесие и т.п. И происходит это не в формате научной лекции (чем грешил старый добрый Жюль Верн), а в виде увлекательной истории.
Автор живо показывает, как за палитрой знаний человечества может скрываться отсутствие желания сочувствовать и соучаствовать в существовании живой среды, в которой нам посчастливилось находиться.
Крик дерева [печатное издание] : сборник зарубежной научной фантастики / Р. Рыбкин, сост. - М. : Физкультура и спорт, 1991. - 560 с. : ил ; В пер.
В сборник включены повести и рассказы зарубежных писателей-фантастов, рассказывающие о том, что может произойти с цивилизацией, если человек будет бездумно "покорять природу", не учитывая необратимых последствий своей деятельности.
Один из центральных рассказов сборника - "Срубить дерево" Роберта Янга. Дерево - самое лучшее, самое высокое из когда-либо существовавших в Космосе. Оно просто мешает колонистам планеты Омикрон-18 наладить их жизнь.
Прекрасная, наполненная образами история. Скорее сказка, притча, чем научная фантастика. Гигантское дерево - образ Мирового Дерева - часть культуры множества народов, символ неразрывной связи человека с природой. Чтобы срубить это Дерево, лесорубу Стронгу потребуется несколько суток; чтобы понять потом, что он натворил - несколько часов; чтобы искупить свою вину - вся оставшаяся жизнь. И всю оставшуюся жизнь перед его глазами будет стоять убитая им Дриада, во всей своей неземной красоте.
Лабиринт для троглодитов [печатное издание] : [фантастические романы] / О. Ларионова, Автор. - Л. : Детская литература, 1991. - 287 с.
Научно-фантастическая повесть посвящена актуальным экологическим проблемам, людям будущего, их духовному облику.
Неукротимая планета [печатное издание] : романы / Г. Гаррисон, Автор; П. Высоцкий, худож.; Л. Жданов, Переводчик; А. Захаренков, Переводчик; В. Быстров, Переводчик. - Оникс 21 век, 2003. - 493, [2] с. : ил. - (Золотая библиотека).
В отеле на планете Кассилия, профессиональный игрок Язон динАльт получает предложение, от которого не может отказаться... Ситуация развивается таким образом, что вскоре он оказывается на планете Пирр - планете, где колонисты ведут жесточайшую борьбу с животным и растительным миром этой планеты. Борьбу не на жизнь, а на смерть...
Именно планета Пирр станет основным действующим лицом дебютного романа признанного мастера жанра, Гарри Гаррисона. Планета-убийца ненавистью отвечает на ненависть, смертью на смерть. В эту небольшую повесть Гаррисон уместил и космическую фантастику, и авантюрный роман, и немного философии о желании найти место человека в гармонии с внешним миром.
Хищные вещи века. Чрезвычайные происшествия. Полдень, ХХII век [печатное издание] : [фантастические романы и рассказы] / А. Н. Стругацкий, Автор; И. Ильинский, ил.; Н. Ютанов, сост.; Б. Н. Стругацкий, Автор. - АСТ, 2007. - 666, [3] с. - (Миры братьев Стругацких).
Коммунистическая утопия - человечество, преодолев нужду и разногласия, колонизовало уже семнадцать планет и движется дальше в глубины космоса. В 2017 году (!) советская космонавтика всерьёз занялась освоением пространства и времени на околосветовых скоростях, для чего в космос была отправлена экспедиция. Добытые данные открыли ворота в дальний космос. Однако, экипаж оказался на краю гибели и лишь двое выживших смогли вернуться -- пусть и через 100 лет после старта. Сергей Кондратьев и Женя Славин заново знакомятся со своим родным домом, пробуют заново найти себя в удивительном мире, построенном их потомками.
Повесть "Полдень, XXII век" состоит из нескольких новелл, зарисовок мира будущего. В одной из них - "Благоустроенная планета" - и описана странная планета Леонида, покрытая густой зеленью, с необычайно комфортным климатом, без насекомых и вредных микроорганизмов, с крайне однообразной и миролюбивой фауной...
 
 
Конкурс Книжный шкаф поколения Next
НЭБ